. The abyss of time

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » . The abyss of time » Замок » Замок Белокрылых - Сокровищница>>


Замок Белокрылых - Сокровищница>>

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Одно из самых охраняемых помещений во всём замке. Именно здесь хранится всё богатство королевской семьи и в частности многие из артефактов эльфийского народа. Сам зал выделан из белого мрамора и занимает достаточно большую площадь - к слову, именно отсюда легко прослеживается всё, что происходит в замке, ведь именно здесь прячутся члены королевской семьи в случае атаки.

0

2

==> Страна Демонов; Лес

Говорят, кричать от боли - позор для мужчины. Для воина, для защитника и надежды слабого пола и детей. Говорят, что криком ты выражаешь свою неготовность, свои страхи, которых у крепких духом и телом мужчин быть не должно. Говорят, что ты трус, слабый и не достоин называться воином. Говорят...
Говорят много чего. Наговорить можно все, что угодно, вплоть до абсурда - и самое интересное, что такой абсурд обычно и принимается на веру, не подлежит сомнению и называется, в большинстве своем, аксиомой. Естественно, это не относиться к силам природы, которые просто невозможно опровергнуть. Но вот если говорить о моральных принципах и устоях - это достаточно часто встречается. Подумаешь, подумаешь - и поймешь, что больше трети всех ограничений являются подобным абсурдом.
Логан кричал, пока легкие не онемели, пока в них не перестало хватать необходимого для продолжения агонии крика кислорода. Он не стыдился - это было естественно. При крике в пространство выплескивается часть боли, часть гнева, часть бессилия. Пусть это только кажется, но от крика становиться на капельку легче. И эта капелька кажется истинным наслаждением, морем годной в употребление воды после непереносимой жажды где-нибудь в Центральных Вампирских Пустынях.
Все имеет свойство кончаться, все. Даже воздух. Даже жизнь.
А потому Логан с неким удовлетворением понял, что его тела уже нет - от осознания этого факта почему-то стало тошно, хотя сама мысль принесла мальчишке непонятное удовлетворение. Мазохистское. В какой-то степени. Но оно было. Все-таки приятно осознавать, что ты хоть что-то из своего собственного опыта помнишь и готов хотя бы к чему-то. Обычно сокращение непредвиденности действует немного успокаивающе.
Мальчишка не знал о порталах практически ничего. Обладая мощной перерожденной способностью к хождению по Теневым Тропам, он вполне отдавал себе отчет в том, что порталы и Тропы весьма похожи по своим качествам: оба отнимают физическое тело. Но если в тенях Нэсс чувствовал себя, как рыба в воде - нет, даже лучше, скорее, как у себя дома, где он может удовлетворить практически все свои потребности и желания, - то здесь парня просто-напросто продрала чуждость этого способа перемещения. Уже во второй раз. Логан уже когда-то был вынужден согласиться на подобную процедуру. И он снова поклялся себе в том, что никогда больше не соблазниться на "быстроту и удобность". Здоровье ему было дорого хотя бы просто потому, что регенерировал он с такой же скоростью, как обычный человек, что не могла не сказаться на этом бережливом парне.
Выбросило его неожиданно. Просто в один прекрасный - или ужасный - момент он почувствовал свое тяжело бьющееся сердце и услышал свой собственный крик. Кажется, он продолжался все это время. Надо же, он не слышал и не чувствовал.
Перед тем, как удивиться, Логан увидел перед собой каменный пол.
А на удивление времени уже не было.
С усталым облегчением, парнишка грохнулся наземь и отключился, замерев в неуклюжей позе - раздвинув руки и поджав под себя одну ногу. Словно собирался полностью раскрыться - передо всеми абсолютно, не жалея себя. Но в то же время раскрыться не до конца, скрываясь и таясь до последнего мгновения.

Пришел он в себя на удивление быстро. Со стоном выпрямил все так же неуклюже поджатую ногу и попытался приподняться. Или перевернуться на спину, потому что ни малейшего желания лежать вот так, мордой в холодный тесаный камень, Логан не имел. Кроме того, присутствовало странно неприятное чувство де жа вю, очень смутно напоминая о том, что такое уже было. Ты уже где-то лежал лицом в пол, не в силах даже приподняться. Правда, тогда это была мягкая трава, а не камень.
Стоп. Холодный. Тесаный. Камень?
Где я? - весьма своевременная мысль, верно?
Через секунду мальчишка понял, что может видеть точно так же, как тогда, когда он находиться в своих владениях. Более того, лежа физиономией вниз, он видел всё престранное помещение насквозь. Оно было слишком большим. И охраняемым. Это чувствовалось яснее ясного.
Что происходит?
Собранное по ошибке не так тело?
Истинное состояние?
Бред?
Скажите, что это бред. Кто-нибудь. Кто-нибудь... Кто-ниб..?! Грей!
Стукнувшись лбом об пол, мальчишка отказался от собственных ощущений. Он хотел видеть, что после этого кошмара Грей в порядке. Видеть собственными, человеческими глазами. Несмотря на то, что радужка снова подозрительно светилась, а зрачок отсутствовал.
Различив периферийным зрением движение где-то совсем недалеко, Логан стиснул зубы и сел.  После чего сделал одну неудачную попытку встать, сопровождая свои действия шипением и сдержанными ругательствами. Из головы вылетело то, куда они вообще направлялись, так же, как и то, зачем они здесь, какие цели и то, что кроме него и напарника кто-то существует.
- Грей. Грей? Грей! Хэй, ты в порядке?!

+1

3

--------->Королевство Падших ангелов, крыша.
Казалось, прошло довольно много времени...Внутренние часы отказывались работать правильно. Все-таки, такого рода перемещение - жуткая штука, особенно, когда его используешь не ты. Какое необычное чувство...Находясь, можно сказать, в Астрале трудно различать предметы или какие-либо цвета. Все это переставало иметь значение, когда голова и все остальное резко встречаются с твердой поверхностью. Особенно с полом. Ай...Как бы не старался Люцифер, но их, все-таки, разбросало по разным точкам. Голова раскалывалась и в глазах не все еще прояснилось. Предположим, что я на полу...Тело было расслаблено и двигаться - не представлялось возможным. Аканэ медленно приоткрыла глаза. Красивые узоры на потолке. Или это в моем подсознании? Где это я? Этот стандартный вопрос, похоже задают все попав в такую ситуацию, да еще и таким образом. Тело постепенно начало выходить из оцепенения, можно было пошевелить пальцами. Ох, ну наконец-то. Я чувствую свои конечности!!! Радости не было предела, пока Курой не осознала, что глаза все еще почти ничего не видят. Ругнувшись пару раз села прислонив ладони к лицу. Черт...Глаза. Нужно было привести их в привычное состояния. Все-таки - это ее главное оружие.  Где-то неподалеку послышались шорохи - Люций? Как нелепо...Что я буду делать, если это недруг?...Упершись руками о колени поднялась с холодного пола и стала присматриваться к помещению. Что это за аура? Это я явно не обитель демонов...Стоит быть поосторожней.

0

4

- Ай...
Послышался жалобный голосок Аканэ. Я обернулся. Мы были в разных местах. Да, бывает такое.
- Ты в порядке?
Я тут же вскочил, и встав перед ней, протянул руку. Надо быть осторожней в следующий раз. Так можно её потерять. Прежде чем встать Аканэ пару раз выругалась из-за чего я встал в ступор. услышать такие слова из уст девушки. Я просто онемел. Ну да ладно. Вдруг она опёрлась о колени и закрыла глаза ладонями.
- Прости меня пожалуйста.
Но вдруг девушка подняла голову и позвала, точнее спросила я ли это.
- Люций?
Я не понял её. Может это падение на неё так подействовало? Может на меня пока, что не замечает? может она не в состоянии? Я нагнулся к ней, погладил по голове и напрягся, что-бы взять её на руки, но вдруг я остановился на полпути. Здесь явно кто-то есть ещё...Но он слабый? Не опасен? Мой нос внюхивался в запах чужака. Хоть я и был в человеческом обличии, мои способности оборотня остались при мне. Я взял Аканэ на руки пока она не придёт в себя.
- Ни чего девочка моя, это скоро пройдёт и  ты будешь в состоянии распознавать предметы.

0

5

- Прости меня пожалуйста. После такого поворота событий глаз невольно дернулся. Ты за что извиняешься? Аканэ вопросительно, даже с некой язвительной тонкой в голосе спросила у Люция. - Прекрати это...Взгляд заметно смягчился. Все бы хорошо, если бы Курой вдруг не подняли над землей, да еще и с такой репликой : - Ни чего девочка моя, это скоро пройдёт и  ты будешь в состоянии распознавать предметы.
- Нет, ты надо мной издеваешься. Положив руки на плечи Элу Аканэ стала немедля опускать ноги к земле, но, не обнаружив таковой снизу впервые почувствовала, что рост у нее действительно не велик. Или Эл огромен? Да...Нужно себя выращивать. В попытке сползти с Люцивера спросила.
-Кхэм...Ты хоть сам знаешь куда телепортировался? Я уверена, в ближайших нескольких километров точно не обитель нам подобных. Ухватившись за локоть, наконец-то встала на пол. - Со мной все нормально. И правда, это всего-лишь побочный эффект, нужно просто немного посидеть с прикрытыми глазами и все пройдет. Чушь в общем. Аканэ насторожили звуки доносящиеся где-то позади, но она не подала виду, просто задумалась. Птицы скорей всего. Но, откуда?

0

6

Поговаривают, что тело одного человека - это единое целое. Душа и тело - едины. Но испытывал ли хоть кто-нибудь когда-нибудь то чувство... когда она оболочка отделяется от другой? Когда душа покидает тело? Когда душа отвергает саму себя, разделяясь на несколько частей? Врядли. Это могли испытать только те, кто путешествовали подобными "забытыми" методами. Но Грей чувствовал это уже много раз - и каждый раз, путешествуя через рунические порталы, он чувствовал, что очередная часть его человеческой души "отказывалась" от него. Это было куда больнее, нежели перемещение через портал, когда каждая клетка твоего тела чувствует миллиарды игл - сладкий яд для демонов и адские пытки для любого другого существа. Если раньше, он чувствовал боль каждый раз входя и перемещаясь через этот вихрь магических энергий - то ныне он не почувствовал ничего, а крик... Крик был просто реакцией человеческой души, больше рождённой страхом, нежели самой болью. Первородный страх - демоны тогда заставляли избавляться от этого чувства, чего бы это не стоило. Наслаждаться своей и чужой болью - мазохистское желание, которые демонические ублюдки удовлетворяли каждый день, наравне с похотью и обжорством.
В последние мгновения его перехода по порталу, Грей заметил за собой досель слабое и посему незаметное чувство - ярость. Раньше он не так сильно ненавидел всё живое... Логана... Себя. Свою слабость. Но и другое ощущение, некогда незаметной боли, стало доставлять ему удовольствие - неужели он всё сильнее становился похожим на демона? На тех кого он презирал, кого ненавидел? Нет, он не хотел этого - может в перемещении что-то пошло не так? Нет, всё было идеально. Он должен сосредоточится - ему нельзя...
- Что ты делаешь?! - раздался гневный голос в голове, - Ты хочешь сдаться сейчас? Ты сильнее этого - ты не сдался когда был ребёнком и хочешь сдаться теперь? Приди в себя, Грей! Приди в себя...
Дальнейшие слова превратились в невнятное бормотание - но этого было и не нужно. Тот голос назвал его настоящее имя, то, которое он так сильно стремился забыть. Забыть о том, что такой человек существовал - но каждый раз, переходя через эти чёртовы переходы, ему напоминали обо всём: каждое его воспоминание всплывало перед ним, каждая частица души напоминала о себе. О да, как бы сейчас ему пригодилась та фляга с демоническим пойлом... И хотя Грей никогда не употреблял, в данном случае он почувствовал, что это ему бы помогло. Наконец под ногами оказался достаточно твёрдый пол - однако теперь сам Грей чувствовал себя немного иначе. Ему хотелось чего-то другого - нет, даже не так. Ему было глубоко плевать на всю безопасность - сейчас он хотел руководствоваться одними инстинктами: голод, похоть и... жажда разрушений. Первым из сего выбора стал магический голод - со стороны казалось, что то существо, что стояло посреди комнаты, просто втягивало в себя воздух - но на самом деле, оно вытягивало магические силы из всего, что было вокруг. Некогда сильнейшие магические артефакты оказывались "высушенными до дна", а Грей или точнее то существо, которым он сейчас был, всё продолжал утолять голод, пока в комнате в целом не осталось ничего, что как-то выражало магию.
Следующее чувство, которое требовало удовлетворения - это была жажда разрушений... Грей, чья левая сторона уже покрылась чёрным зеркальноподобным хитином, что отражало в нём личину первородного демона Дэмиоры, взвыл - этот ужасающий голос заставил прочные адамантитовые клинки и щиты, равно как и хрупкие вазы, расколоться на множество мелких частей. Вонзив свои руки в пол, тем самым вызвав небольшое трясение всего здания, уже практически обращённый демон пустил по всем стенам небольшие ледяные дорожки, которые обещали "расцвести" множеством кристаллов прочнейшего демонического льда. А в голове уже сдавшегося юнца звучало лишь:
- Приди в себя!...

+1

7

-Кхэм...Ты хоть сам знаешь куда телепортировался? Я уверена, в ближайших нескольких километров точно не обитель нам подобных.
Я рассмеялась и кивнул головой. Почти что за несколько лет я впервые был очень рад общению с кем-то. В моих глазах сверкнула искренняя боль. Боль одиночества.
- По моим подсчётам мы приземлились примерно у ангелов.
Я ещё раз сверкнул глазами, но уже хитростью, даже чем-то похожим не на хитрость, а на жалость к тем с кем нам придётся встретиться. Я хотел поразвлечься на славу. Я жаждал смерти. Крови. Криков. Боли. У меня частенько бывает такое. Я люблю мучать свою жертву разговорами, а когда замучаю растерзать его тело на мелкие кусочки, так, что бы по стенам текла кровь, а я с зловещей улыбкой и кровью на руках направлялся к остальным жертвам. Да, вполне фантазии мне хватает, но знаете? Когда ты делаешь это всё в реальной жизни, ой, как им больно! Эти жалостные крики "Пощади, Люцифер!", я умиляюсь над этим. Не зря меня Люцифером назвали. Бог Ада. Какая сладкая фантазия.
Ну так на чём же мы остановились?
- Ну, что? Чем займёмся? Я ведь правильно прочитал твои мысли?
В это раскрыл свою способность. Да я знаю, не прилично читать чужие мысли, но когда это так необходимо, можно и частичку прочитать. У меня появились маленькие покраснения на щеках.

0

8

Увидеть свой ночной кошмар понемногу сбывающимся - не для слабонервных. И если демонов Логан видел и до этого, причем в достаточно больших дозах и не только из засады, то процесс обращения был для парня в новинку. И, пожалуй, в весьма и весьма неприятную новинку, потому что, спроси его сейчас, что бы он не хотел увидеть больше всего на свете повторно - он бы ответил, не задумываясь: "Вот такого Грея.", и был бы чертовски серьезен и искренен.
Все-таки, подсознательно, фон Нэсс был кем-то вроде... должника Грея. Отвергая всякую мысль о хотя бы малейшей зависимости от такого человеческого фактора, каким был и оставался для Логана напарник, мальчишка изредка сухо замечал, что все больше и больше проникается непонятным "долгом" перед этим юношей, который выглядел куда старше своих лет - насколько вообще Логан мог понять и определить его возраст. То ли Нэсс должен был заплатить за то, что его вообще тогда заметили, то ли за то, что потом не прогнали - этого он не понимал, но вот это ощущение жило и тлело в нем все ярче и ярче. На этом зиждились все отношения напарников, именно на таком фундаменте, который был и прочным, и шатким одновременно. Прочным - потому что постоянным. Шатким - в силу его, Логана, непостоянного и необузданного, в большинстве случаев, характера. На парадоксах стоит вся жизнь, вы не замечали?
Как бы то ни было, сейчас боль и посторонние переживания уступили место животному страху. Но не ужасу за свою жизнь - за столь незначительную вещь переживать - всё время трястись, - а за то, что эта идиллия напарничества будет разрушена. У него отбирали его собственного напарника, его собственность, если говорить грубо. И Логан не собирался просто сдавать позиции, уступая неведомому существу Грея. Потому что он был жутким собственником, как и те тени, которые лепились ко всему и отцеплялись лишь в крайних и невыразимо неприятных для них ситуациях. Появись такое солнце для Грея - большая любовь или что-то вроде этого, - Логан, скрипя зубами, ушел бы от него насовсем, оставил бы эту счастливую пару вместе и заставил бы себя поверить в то, что забыл о таком идиоте, каким был его напарник.
Но сейчас конкретно это была тьма. А тень никогда не была тьмой. Да, близко. Но это не отменяет кардинальных отличий.
На него не подействует сила, а я сейчас слишком слаб, что бы даже за шпагу хвататься, - странно, но теперь, когда его переполняло и перепирало просто желание бороться за что-то, что ему было хоть в какой-то степени важно, Логан не мог не отметить, что слабость практически сошла на нет. Но нельзя обольщаться, это исключительно психологическое. Само тело еще не до конца восстановилось после перехода через портал.
Постойте. Не до конца восстановилось?
Логан оглядел себя и с ужасом понял одно - все, что было до этого, все картинки, на которых он видел якобы себя со стороны - все это не было бредом. Он действительно по ошибке, исключительно по ошибке, был собран совершенно не так.
Грей, сволочь! Я изобью тебя до смерти, как только вытащу из этого убожеского состояния!
Что-то не так в настройках портала?
Почему я до сих пор являюсь слабо-материальным силуэтом, серой субстанцией, но все равно чувствую тяжесть собственного тела?
Но об этом обо всем чуть позже, когда придет время приводить в чувство этого несчастного полу демона, потерявшего контроль над своим мироощущением. О, с каким равнодушием он будет избивать Грея до смерти!
Но все это слова, слова. Хотя пару пощечин и подзатыльников дать не помешает. На будущее. Что бы знал, что портить вещи в гостях нельзя - не вежливо, все-таки, мать должна была объяснить хотя бы немногое из правил поведения.
Сонная атака? О, увы, но демона это не должно оказать особое влияние. Особенно вот в таком разъяренном состоянии, когда он сметет самую сильную сонную сеть одним движением головы и сразу же забудет об этом. Ф-фу, что за кретинизм.
В резерве оставалась лишь все так же магия теней. Но как?
Собственно, решение лежало на поверхности. С магией, столь близкой и столь далекой, демоны никогда не ладят. Если заключить Грея в непроницаемый кокон, спеленать в тени, он, может и не сразу, но все-таки постепенно, под давлением чужой и, более того, чуждой магии успокоиться. А там есть и более реальный шанс воплотить возвращение на грешную землю личности господина охотника. А если сочетать еще и сны, воздействуя на мечущуюся, но уже слабую душу, то результат будет наверняка налицо.
Что, собственно, Логан фон Нэсс и претворил в жизнь. Грея покрыл туман, серый и зыбкий, непробиваемый для начального уровня демонов, у которого только и есть что жажда, ярость и нет особой изощренности в разумении ситуации. Чем и воспользовался альбинос, сверкая красными глазищами.
Потом следовало погрузить Грея в сон, ворошащий исключительно человеческую память - это должно помочь, у каждого есть такие воспоминания, которые удерживают его здесь.
Но вот только Логан явно забыл, что ограничен в своих силах. Успев поставить заклинание на "таймер", он отрубился. А зря, потому что этот сонный таймер черпал силы исключительно в жизни применявшего. Даже не так, в бессознательном состоянии силы отдается заведомо больше и она выливается рекой, тогда как в обычном положении это можно успешно контролировать, снижая риск своего собственного летального исхода.
Теперь все зависело исключительно от того, как долго Грей будет "вспоминать".

0

9

Сила... То чего желает каждый в момент рождения. Силы чтобы встать... Силы чтобы не закричать от боли, когда впервые получишь хотя бы небольшую рану... Силы чтобы пережить всё, что сбросит на твои плечи злая судьба. Демоны, ангелы, вампиры, бог знает кто ещё... Все они рождаются с каким-то пределом, который они видят сразу и понимают, что выход за него означает лишь смерть. Но люди не видят его - зрячие лишь в первые мгновения жизни, они утрачивают то необходимое "внутреннее зрение", которое не позволило бы им переходить грань дозволенного. Лишь один из тысячи... Нет, даже намного более того, видят свои границы - их называли магами. Да и по сей день наверное называют - только большинство из них давно погребено в толщах земли, где они гниют и пожираются червями. Или же становятся очередными слугами какого-нибудь неумёхи, случайно нашедшего книжку по некромантии, потерянной каким-то пьяным вампиром или демоном. Увы, такова судьба тех, кому посчастливилось увидеть свои "границы" - они становятся игрушками в руках тех, кто пытается выйти за тот предел, отведённый им судьбой или же каким-то высшим существом.
Грей никогда не верил в богов. Нет, это не совсем так. Раньше он верил в них - но когда они бросили его, позволив демону сожрать его мать и отца заживо, а затем позволив этому ублюдку Демиоре забрать его в эти кузни ада. Так где его превратили в это существо, не демона и не человека. Что-то, что было уродом, которому нельзя было ступать на эту грешную землю - хотя здесь многие были такими как он, если не хуже. Убийства, мародёрство, осквернение, войны - всё это было типичным для этого мира, где не было покоя. Почему он не мог родится в другом мире? Почему не там, где люди были не самыми слабыми существами? Хотя нет, это не прекратило бы войну - люди имеют привычку ссорится друг с другом, а из-за того, что они развивались, они делали себе всё новое оружие для выживания... А значит и среди людей не избежать войны. Значит мира нет... Везде, где есть люди, там могла разгорется война - за власть, за богатство, даже ради другого человека! Это было глупо, так зачем ему сейчас бороться? Может стоит отдать это тело той демонической сущности, что ныне вырывалась наружу?
- Что ты де...
Что? Чей это голос? Откуда он?...
- Что ты делаешь?...
Кто это? Почему этот голос звучит здесь?
- Идиот, Деймиран! Какого чёрта ты спишь? Проснись! Очнись от этого чёртового сна! - кричал гневный женский голос. Очнулся Грей в той самой маленькой каменной клети, под красным небом пылающего ада. Он был ребёнком - да, сейчас он был тем самым шестилетним мальчиком, что плакал дни напролёт, оплакивая родителей и жалея себя, сожалея о том, что не покончил с собой, когда перед ним появилась морда того гигантского чёрного ублюдка. В дальнем конце клети был кто-то ещё - но ни лица, ни чего-либо ещё он не мог разглядеть... Это был чёрный силует... Мужчины? Нет, это была женщина. Или девушка. Но кто она? Зачем она здесь? Что она вообще такое? Может это демон? Или что похуже? Впрочем не важно.
Устремив свой взгляд за прутья каменной решётки, где неподалёку три игривые суккубины играли с очередным, уже повзрослевшим, полудемоном, который с жадной улыбкой устремлялся за ними, ради удовлетворения своего примитивного желания, Деймиран услышал те три слова, что повторял тот голос. Тот гневный голос. Но ныне это был спокойный голос, принадлежавший маленькой девочке:

- Что ты делаешь?
Как это что? Жду своей судьбы, дура!
- Разве это твоя судьба? - раздался тот же голосок из того угла, где была тень.
А разве нет? Такова судьба всех кто попался ему!
- Почему ты не сбежишь?
Отсюда нет выхода!
- Разве?

На этом вопросе, клеть отворилась - недоумевая, Грей вышел за решётку. Перед ним стояла уже другая картина - молодая девушка с кроваво-красными волосами кричала, раздавая команды тем, кто ещё не полностью подчинился власти демонов. Обернувшись к полудемону, она несколько смягчила взгляд на несколько мгновений, после чего так же сурово, как и раздавала команды до этого, высказалась в его сторону:
- Почему ты не сражаешься? Давай! Ты же хотел на свободу больше нас всех, - на этих словах она метнула ему в руки окровавленный меч, который тут же был пойман. Всё же, он не понимал, зачем он пытается - они не выберутся отсюда живыми, никогда.
Ты ещё не понял?
- Опять ты! Уйди из моей головы! - вскричал Грей, пытаясь отмахнуться от чего-то невидимого - но он заметил, как меч прошёл сквозь ту девушку, что стояла рядом. Всё это было... какое-то нереальное.
Пойми. Если ты сейчас сдашься - ты окончательно предашь её... Меня.
- Да кто ты такая?!
- Эрза... Алая Эрза, - рука в латной перчатке легла ему на плечо, а та рубинововолосая девушка мягко улыбнулась ему, после чего заключила в объятия. Каких-то несколько несколько мгновений ожидания и разум Грея начал прояснятся, - Ты долго собираешься спать? Проснись... Ты же знаешь, я всё ещё жду тебя в этом мире.
- Но...
- Никаких "но", Грей, - с неким укором прервала его Эрза, - Я там и ты прекрасно это знаешь. То что ты не можешь найти меня - ещё не значит, что я мертва. Может ты просто плохо ищешь. А теперь... Обнажи клинок. Он здесь...
Перед ними предстал тот, чью кровь он поглотил тогда. Давно. Демиора, матово-чёрный демон в кроваво-красной броне предстал перед двумя полудемонами, не обращёнными до конца, до того предела, что им приписала судьба. Те кто пошли против своей судьбы - и давно, и сейчас.
- Грей!
Деймирану, назвавшему себя Греем достаточно давно, не нужно было давать команду - он знал, что делать. Схватив тот же окровавленный меч, который он вонзил в землю несколько секунд назад, полудемон начал своё наступление - взмах и небольшая рана на руке чудовища. Увы, этого недостаточно - продолжая наступать, Грей не заметил, как рука монстра схватила Алую, используя её ныне как щит. Живой щит. Если бы он тогда думал об этом - он бы проиграл. Но слепая ярость позволила ему срубить конечность, которой он держал свой "луч света", надежду на спасение.
- Ты умрёшь!... - слепая ярость окончательно поглотила его. Он не видел, как голова иллюзорного чудовища покатилась вниз. Но он понял, что не может сдаться именно сейчас - ему ещё нужно сделать очень многое.

Вне того, внутреннего мира, "демон" продолжал буйствовать, несмотря на тот "кокон", что был соткан тенями Логана - сейчас псевдодемоническое существо сражалось с тенями, которые не давали разнести этот чёртов дворец на тысячи маленьких кусочков - здесь практически всё было уничтожено, так что это было не так важно. Казалось, что два титана боролись друг с другом - были ли подобные существа и битвы - никто не мог сказать наверняка. Но если бы хоть кто-то был здесь - он бы точно мог сказать, что этот бой заслуживал переложения в песню. Ха! Наверняка это не выглядело так эпично со стороны - чёрное существо сражалось с ещё чем-то чёрным... Бред. Такое в песню невозможно переложить, даже преукрасив всё что можно... Но вот, маска треснула... Чёрная обсидиановая кожа начала трескаться. А за ней начали проявлятся черты парня. После чего множеством маленьких осколков данная кожа разлетелась по залу, оставляя в стенах куски острейшего обсидиана... Вот и ещё один осколок, неудачно отскочив от стены, жалом впился в кожу Логана, которая едва успела сформироваться... Но не это было важно. Грей был жив. Он был ранен. Он был обнажён. Но жив... Рухнув на пол, он успел лишь пробормотать:
- Спасибо... Эрза...

Отредактировано Gray~sama (2009-11-29 13:06:21)

0

10

А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а.
Гул жестко и сухо прокатился по голове вдоль и поперек, раздирая чудовищной болью все внутри. Самое странное, что толчком был некий маленький, назойливый предмет, впившийся в руку лежавшего на полу альбиноса. Эта... мелочь! Эта мелочь посмела прервать блаженное неведение и ничегонеделание, а точнее важнейшее из дел - восстановление сил! Подобной наглости упомянутый альбинос простить просто не мог. Даже не смотря на то, что, продолжи он покойно спать, этот сон превратился бы весьма скоро из временного в вечный - все-таки одно из заклятий, то самое, последнее, не потребовалось. А значит, уже активировавшееся, забирало жизненную энергия гораздо быстрее, чем та восполнялась. Логан застонал и пошевелился.
Кажется, его до того сильно приложило головой, что он услышал чуть ли не обрывок мыслей, сказанных каким-то странно знакомым голосом:
"Но это уже не важно." Логан, значит, уже не важен?!
Арара! Это явно был голос Грея. Этот эгоист, этот мерзавец...
Дальше слов не хватало, их заменяло нечто весьма похожее на обиду и ярость несправедливо оцененного человека.  Он, видите ли, силы тут до последней капли истратил, а этот... напарник невесть что о себе возомнил!
Подобные приступы бешенства случались уже пару раз, и Грей мог бы весьма сухо рассказать вам о том, к каким же последствиям приводил подобный режим "берсерка". Весьма сухо - потому что Грей вообще не любит много говорить. А вот Логан бы вам вообще ничего не сказал, потому что не помнит ни одного подобного случая. Обо всем он узнавал только от того же Грея, да и то, не удостаивался чего-то особенно многого.
Однако сейчас он себя осознавал с кристальной ясностью. Он был в человеческом теле, но был чем-то несколько иным. Он все еще был тенью. И Логан чувствовал, что Сила льется сквозь него, наполняет его и живит. Сила, воспринимать которую могли только редкие вампиры и ни разу люди. Сила обратной стороны жизни. Сила не-жизни и не-смерти. Сила тени.
Попытавшись сжать руку, фон Нэсс получил в своем распоряжении кулак с той же скоростью, с которой привык общаться. То есть, никаких проблем с владением этим человеческим телом не было. Попытавшись сесть, Логан сделал это столь же легко и непринужденно, словно он только что опохмелился и был готов к дальнейшим трудам и обороне. Встав, мальчишка только убедился в правильности своих выводов, а потому, оскалившись, шагнул вперед. Туда, где валялся Грей.
Прелестная картина. Au naturel, черт побери.
Думать он мог только злобно и совершенно не мог контролировать гамму красок, запрыгавшую по морде излишне белого, холеного лица. Там было все - от отвращения до бешенства.
Собственно, отвращения именно к самому виду напарника - "в чем мать родила", - он не испытывал. Это скорее было отвращение к нему, как к напарнику.
И взбесился-то только из-за одной фразы!
Однако надо сказать, что в ауре Грея ничуть не прослеживалось ни малейшей благодарности. Читая и сканируя поверхностную память, насколько это вообще было возможно - а это знание было частью знания теней, - Логан весьма быстро понял, что этот несчастный четко понимал, что вообще произошло. И что Логан, можно сказать, участвовал непосредственно, тоже. Но через несколько мгновений все существо альбиноса скрутила еще большая ярость - на ауре был видел ярко-красный след. Не кровавый, нет. Но чего-то постороннего.
И это было больно, Бездна и дьяволы!
Тяжелый, очень тяжелый, фирменный Логановский сапог, подкованный чрезвычайно качественно железом, прошелся по ребрам Грея.
- Ишь, цаца какая, - голос был не его. Но узнать в этом шипящем нечто Логана было можно. - Разлегся тут, дрыхнешь... Скотина!
Сапогом подпнув бесчувственное тело, альбинос, дико смотря в лицо напарника, оскалился.
- Тупая. Вещь.
А вот теперь ошибиться было нельзя - это точно был фон Нэсс. Его хриплый, но приятный в обычное время голос, сейчас распространял ненависть. Сапог снова встретился с боком Грея.
- Я ведь предлагал оптимальный вариант, - и снова перемена с голосом. Ласка, медом точившаяся из слов, была насквозь фальшива. Присев на корточки, мальчишка бережно взял голову уже явно подававшего признаки присутствия сознания и понимания Грея в руки, сложив твердые и холодные ладони вместе. Было что-то в этом жесте убаюкивающее, и, если бы не алые, горящие животным огнем, глаза и выражение на лице Логана, эта картина была бы весьма умилительна.
- Я ведь предлагал... Но ты, чертов ублюдок, уверил меня в своей надежности! - Две болевые точки за ушами, на стыке с челюстью. Если их сжать, боль будет адской, нечеловеческой. Мягко надавливая на них, вгрызаясь пальцами в эти две крохотные точечки, Логан наклонился к одному уху.
- А потом вышел из себя. И кто мог подумать, что после всего этого безобразия, моя душа найдет здесь холодную отрешенность? - В альбиносе взыграл трагик. И так хотелось укусить этого придурка. До крови. Что бы было еще больнее. - Я не допустил твою сущность, ты не справился бы даже в компании с той яркой сущностью, тем пятном! Оно помогло, не спорю... - мягкое мурлыканье, еще один контраст. А пальцы все еще давят, парализуют и лишают возможности двигаться. - Но ты все равно не смог. А потом я слышу фразу о том, что я не важен! Да знаешь, что с такими делают? Пф! ******** ***** ****** ** в *** *****!
Глаза неожиданно устало гаснут. Логан действительно устал. И разочаровался.
- Прибить тебя мало. Все равно не сможешь сейчас мне что-либо противопоставить. Живи.
С каковыми словами, Логан выпустил голову напарника на свободу и отвернулся.

0

11

Наверняка легко было добивать фактически уже мёртвого человека. Да господи, тут уже даже сомневаться не приходилось - это было не только легко, но и наверняка чрезвычайно приятно. Какой-то из человеческих писателей выделял это состояние эйфории как совершенно нормальное чувство - безжалостность. Даже самый слабый человек, видя почти мёртвую жертву наполнялся этим чувством - не важно, на какое время и почему. Редкие люди, да и нелюди, не поддавались этому - даже многие Ангелы-Хранители не справлялись с желанием "завершить муки несчастной твари". Что уж говорить о демонах или людях.
После недолгой борьбы с внутренним демоном, тело Грея так и не успело восстановится - до сих пор отсутствовала часть позвоночника, что несколько усугубляло общую боль, вследствии чего полудемон едва ли не сразу потерял сознание полностью. Ну а дополнение в виде мощных ударов от Логана были не замечены в целом - хотя тело отозвалось звонким одобряющим хрустом, что подразумевало скорое крайне болезненное пробуждение и невозможность передвигаться ещё с пару недель. Как в прошлый раз, когда фон Нэсс "слегка двинулся рассудком" - только тогда Грей обошёлся травмой черепа, лёгкой амнезией и сломанной рукой. Хотя тогда он мог перемещатся. Впрочем мы сейчас не об этом... или об этом? Нет, точно не об этом - когда-нибудь он поведает об этой истории, но не сейчас. Сейчас его позиция была такова - возлёживающее бездыханное тело посреди разрушенного зала с чем-то, что раньше напоминало сокровища, которое размеренно пинает и над которым издевается разъярённый Логан. Но в целом, если бы Грей мог сейчас двигаться - то пожалуй лучше бы сбежал отсюда. Подальше. К Демиоре. Или ещё к какому-нибудь демону похуже. Те хотя бы не добивают мёртвого человека - оставляют мучатся. Ха. Интересно, что же, всё же, лучше? Смерть или боль? Да какая разница - всяк существо ублюдочно и ни Грей, ни Логан, никто другой не был исключением.
Сознание вернулось так же быстро, как и исчезло до этого - а ознаменовалось оно тошнотой, вместе с которой вышел злополучный кусок хлеба, съеденный не так давно, теперь ещё обильно приправленный желудочным соком и немалой долей крови. А раны, сопровождающие нынешнее состояние Грея были бы для обычного человека смертельны - часть позвоночника отсутствовала, рёбра были частично превращены в костяную крошку, а на левом бедре отсутствовала достаточно большая часть мыщц, как будто хищный зверь оставил лишь кость, поленившись перевернуть жертву и обглодать сочное человеческое мясо с другой стороны. Ощущение было не из приятных, но даже будучи в полумёртвом состоянии, Грей ясно понимал, что сейчас не время кричать от боли. Собрав силы, он создал небольшие ледяные "протезы" - нога была полностью "окутана" льдом; рёбра были заменены прочным ледяным "корсетом", а позвоночник был заменён большим ледяным "шпилем". Конечно это было ненадолго - и теперь Грей врядли бы протянул долго без помощи регенеративных способностей какого-нибудь "мага". Но сейчас это не должно было его волновать... Кое-как поднявшись, полудемон направил взгляд на Логана, прокряхтев лишь одну фразу:
- Прости, я не знал, что так могло получится. Оно никогда... не вело себя так... - после чего он направился к выходу, отчётливо понимая, что сейчас его скорее всего добьёт охрана этого места. Которая уже наверняка направлялась сюда.

0


Вы здесь » . The abyss of time » Замок » Замок Белокрылых - Сокровищница>>


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC